Ассоциация Предприятий Похоронной ОтраслиРусский | English

Вырицкий старец

На главную
3 апреля Русская православная церковь отметила 60-летие со дня смерти преподобного Серафима Вырицкого. Его память почтил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, совершивший литургию Преждеосвященных Даров в храме в честь Казанской иконы Божией Матери в поселке Вырица Ленинградской области.
 
По окончании богослужения предстоятель Русской церкви Кирилл обратился к присутствующим со словами: «Для меня большая радость в этот памятный день молиться у мощей преподобного Серафима Вырицкого в этом историческом месте, таком значительном для Санкт-Петербурга и всей России. Судьбоносные события в жизни нашей семьи происходили всегда по благословению Серафима Вырицкого, поэтому память о преподобном всегда хранится в нашей семье. Я всегда молился ему в трудные моменты жизни. Поэтому первым сердечным движением было приехать сюда и поблагодарить преподобного Серафима за ту помощь и поддержку, которую он оказывал моей семье и мне».
 
В миру
Василий Николаевич Муравьев, будущий старец Серафим, родился в селе Вахромеево Рыбинского уезда Ярославской губернии. Его родители, Николай и Хиония, были крестьянами. После смерти отца десятилетний Василий остался с больной матерью и маленькой сестрой Ольгой. Сосед, работавший приказчиком в Санкт-Петербурге, взял Василия в столицу на заработки, где мальчик устроился на службу в купеческую лавку. Сначала он был рассыльным, затем перешел на должность приказчика, а в 17 лет был уже старшим приказчиком. Василий проявил такие способности к делу, что хозяин прочил его к себе в компаньоны.
Со временем Василий Николаевич становится коммерсантом с мировым именем, владельцем крупного «пушного дела». В 1895 году Василий Муравьев — действительный член Общества по распространению коммерческих знаний в России, целью которого было всемерное содействие императору и правительству в области национального экономического развития. В 1897 году он окончил Высшие коммерческие курсы, организованные при обществе.
Но успешная карьера и деньги интересовали Василия меньше всего. Уже в юности он твердо избрал свой путь монашества, однако, по преданию, следовал полученному в 14 лет наставлению монаха Александро-Невской лавры: до времени оставаться в миру и творить богоугодные дела, создать семью, испытать радости и скорби отцовства, а затем, по обоюдному согласию с супругой, принять монашество.
В 1890 году Василий Николаевич обвенчался с Ольгой Ивановной (1872 года рождения), которая происходила из крестьянской семьи села Черемушки: они были знакомы с детства. Ольга с отроческих лет мечтала о монашеской жизни и однажды упросила родственников взять ее на богомолье в Иверской женский монастырь. В обители Ольга имела беседу со схимонахиней Пелагеей, определившую всю ее будущую жизнь. Старица благословила Ольгу жить в миру, выйти замуж за благочестивого мужчину и только после долгих лет семейной жизни, по обоюдному согласию, принять монашеский постриг. Достигнув 17 лет, Ольга вышла замуж за 24-летнего Василия Николаевича Муравьева.
В семье Муравьевых родился сын Николай (Николай Васильевич Муравьев закончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета и авиационную школу, знал 11 иностранных языков и имел троих детей. В 1930 году трагически погиб), а затем дочь Ольга, которая через год умерла.
Помогая ряду храмов и обителей, Василий Николаевич и Ольга Ивановна Муравьевы постоянно вносили пожертвования на содержание нескольких богаделен, самая крупная из которых находилась на Международном (ныне Московском) проспекте при Воскресенском Новодевичьем монастыре. При малейшей возможности дружные супруги, искренне сострадавшие чужому горю, посещали эти дома призрения, утешая одиноких и беспомощных теплым участием, раздавая гостинцы и духовные книги. Ольга Ивановна Муравьева, будучи внешне весьма женственной, характер вместе с тем имела твердый и решительный. Известно, что она немало помогала супругу в торговых делах, а во время отсутствия Василия Николаевича в Петербурге успешно руководила работой предприятия. У Василия Николаевича сотрудники были верующими православными людьми.
Муравьевы не раз принимали к себе болящих из казенных больниц. Страждущим было несравненно легче поправляться в домашних условиях. Сердечное участие и искренняя любовь творили чудеса — безнадежно упавшие духом и истощенные тяжкими недугами люди вставали на ноги и возвращались к деятельной жизни. Василий и Ольга никогда не навязывали ближним своих убеждений и строгостей духовных. Сама их подлинно христианская жизнь служила к назиданию окружающих.
 
Постриг
13 сентября 1920 года Василий Муравьев подал прошение в Духовный собор Александро-Невской лавры с просьбой принять его в число братии, на что получил согласие и первое монастырское послушание — послушание пономаря. В это же время послушницей Воскресенского Новодевичьего монастыря стала супруга Василия Николаевича Ольга. Уйдя в Воскресенский Новодевичий монастырь, она взяла с собой внучку Маргариту. В этой обители Ольга Ивановна приняла монашеский постриг.
Все имевшееся состояние Муравьевы пожертвовали на нужды обителей. Только в лавру Василий Николаевич передал 40 000 рублей в золотой монете.
26 октября того же года владыка Вениамин благословил постричь в монашество послушника Василия Муравьева одновременно с Ольгой Муравьевой. 29 октября 1920 года наместник лавры архимандрит Николай (Ярушевич) постриг послушника Василия Муравьева в монашество с наречением ему имени Варнава (в схиме Серафим) в честь духовного отца, старца Варнавы Гефсиманского. Тогда же в Воскресенском Новодевичьем монастыре Петрограда была пострижена в монашество Ольга Ивановна Муравьева с наречением ей имени Христина (в схиме Серафима).
На поприще духовника Александро-Невской лавры иеросхимонах Серафим (Муравьев) пребывал почти три года. Во время ежедневных многочасовых исповедей батюшке приходилось подолгу стоять на холодном каменном полу Свято-Троицкого собора. Тогда главный храм лавры из-за недостатка дров почти не отапливался и на стенах часто выступал иней.
Постоянное переохлаждение, неимоверные физические и душевные перегрузки постепенно дали о себе знать, и здоровье отца Серафима резко ухудшилось. Врачи признали одновременно межреберную невралгию, ревматизм и закупорку вен нижних конечностей. Боли в ногах усилились и стали невыносимыми. Долгое время отец Серафим никому не говорил о болезни и мужественно продолжал служить и исповедовать. Лицо же старца было всегда озарено такой светлой радостью, что никто из братии подумать не мог, что батюшка в то же время терпит настоящую муку. Порою лишь голос его становился едва слышным. Настал день, когда отец Серафим просто не смог подняться с постели.
Новое испытание — болезнь — он принял с удивительным спокойствием и благодушным терпением, словно очередное послушание от Бога. Непрестанно воссылая благодарения Господу, батюшка говорил сочувствующим: «Я, грешный, еще не этого достоин! Есть люди, которые и не такие болезни терпят!». Время шло, но, несмотря на усилия врачей, здоровье старца продолжало ухудшаться. Ему шел тогда 64-й год. Медики настоятельно советовали выехать из города. В качестве климатического курорта была рекомендована Вырица.
 
Переезд в Вырицу
Митрополит Серафим (Чичагов), который профессионально владел медицинскими знаниями, ознакомился с заключением медицинской комиссии и немедленно благословил переезд. Смиренному духовнику лавры оставалось только принять это за послушание. К лету 1930 года отец Серафим покинул город святого апостола Петра. Вместе с ним по благословению владыки в Вырицу отправились схимонахиня Серафима и их двенадцатилетняя внучка Маргарита — послушница Воскресенского Новодевичьего монастыря. Они и прежде часто приезжали в лавру, навещая отца Серафима. Теперь уход за ним и забота о его здоровье стали главным их послушанием.
В ночь на 18 февраля 1932 года прошла одна из самых жестких волн репрессий на священнослужителей. К ноябрю 1933 года число действующих храмов в Петербурге сократилось с 495 до 61. Монастыри и подворья были полностью разгромлены и разграблены. Даже колокольный звон к тому времени был запрещен.
В 1945 году скончалась схимонахиня Серафима. Почти шесть десятилетий она была для отца Серафима преданной спутницей жизни, и ее кончину подвижник пережил с ощущением, что разлука недолга и скоро им предстоит встретиться в вечной жизни…
Господь щедро наградил иеросхимонаха Серафима духовными дарованиями. Среди них был дар прозрения прошлого, настоящего и будущего посетителей, дар проникновения в мысли собеседника, дар видения происходившего вдали, дар исцелений, духовного утешения, власти над нечистыми духами, молитвенных созерцаний, предсказаний и пророчеств.
Знал он и о приближении Великой Отечественной войны. И кого-то прикровенно, а кого-то, особенно близких духовных детей, открыто предупреждал о надвигающейся опасности.
Отец Серафим был необыкновенно строг к себе от первых шагов в подвижничестве до самой кончины. С начала войны подвиг моления на камне совершал ежедневно, хотя к этому времени болезнь почти обездвижила 76-летнего старца и он практически не мог двигаться без посторонней помощи. Из жителей Вырицы, как и было предсказано старцем, во время войны не погиб ни один человек. Устоял и вырицкий храм в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы, о спасении которого молился преподобный Серафим.
Старцу был открыт час его перехода в Вечность. За день до этого он благословил родных и близких иконками преподобного Серафима Саровского.
С 1949 года праведник почивает на маленьком церковном кладбище, рядом с храмом в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы. Прощаясь перед смертью, преподобный говорил своим духовным чадам: «Будешь приходить ко мне на могилку и рассказывать все, как живому. Я всегда услышу и помогу во всем». И сегодня идет нескончаемый поток верующих к часовне над святой могилой, и все так же неисчислимы чудеса, совершаемые по молитвам преподобного старца Серафима Вырицкого.
 
Иван ВАСИЛЬЕВ
Использованы материалы сайта www.novodev.orthodoxy.ru
 
Все права защищены. © 2008-2014