Ассоциация Предприятий Похоронной ОтраслиРусский | English

Всё остается людям

На главную

14 сентября исполнилось 50 лет со дня кончины великого советского актера Николая Константиновича Черкасова, имя которого вписано в историю не только отечественного, но и мирового киноискусства. Он работал с великими режиссерами и создавал образы, влиявшие на формирование мировоззрения целых поколений. В годовщину смерти на его могиле в Некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры собрались близкие, коллеги артиста, почитатели его таланта.

Родился будущий актер в семье железнодорожного служащего Константина Александровича Черкасова. Мама — Анна Андриановна — в своем первенце души не чаяла, постоянно оберегая его от всяких напастей. В 1912 году мальчик пошел учиться в гимназию №10.

В 1919 году закончил Петроградскую трудовую школу и подал заявление в Военно-медицинскую академию. Но в душе он сомневался в своем выборе. И Черкасов поступает в студию мимистов, руководимую А. Кларком. Проучившись там всего лишь несколько недель, 16-летний Черкасов был зачислен мимистом в Петроградский (Мариинский) академический театр оперы и балета. С 1920 года начал танцевать в спектаклях Студии молодого балета.

Осенью 1923 года подал заявление в Институт сценических искусств и одновременно с этим в Институт экранного искусства. Талантливого юношу приняли сразу в оба заведения. Театр и кино в его жизни становятся неразделимыми.

В 1927 году снялся в своем первом фильме. Это была немая картина «Поэт и царь».

В 1933 года Николай Черкасов поступает на службу в Александринский театр, где кроме него играют Меркурьев, Симонов, Борисов. Именно они составили первое поколение актеров советского звукового кино. С этим ленинградским театром связана вся жизнь артиста — здесь он служил более 30 лет. И здесь же прощались с Николаем Черкасовым в 1966 году.

Роли Николая Черкасова — профессора Паганеля в «Детях капитана Гранта», профессора Полежаева в «Депутате Балтики», царевича Алексея в «Петре Перовом», Максима Горького в фильме «Ленин в 1918 году» — вошли в золотой фонд кинематографа. За роль ученого Фёдора Дронова в фильме «Всё остается людям» он был удостоен Ленинской премии. После роли Ивана Грозного в одноименном фильме Сергея Эйзенштейна стал народным артистом СССР.

Всемирную славу ему принес в 1938 году фильм «Александр Невский». Интересно, что именно профиль Николая Черкасова изображен на ордене Александра Невского. Сталин лично выбрал и утвердил портрет Черкасова для одной из высших государственных наград.

«Александр Невский» стал для Черкасова фильмом, изменившим его актерскую и человеческую судьбу. Он — артист №1, лауреат пяти Сталинских и одной Ленинской премий, депутат Верховного Совета. Как вспоминает его сын, Андрей Николаевич Черкасов, только за 1939 год Николай Черкасов принял 2220 человек и рассмотрел 2500 жалоб.

Когда началась Великая Отечественная война, Черкасов в воззвании «На защиту Ленинграда», которое было издано политотделом Ленинградской армии народного ополчения, писал: «Мы будем не только артистами, мы будем бойцами, умело владеющими оружием, и мы сумеем направить это оружие в самое сердце врага».

Он вместе с коллегами без устали выступал перед бойцами с концертами. А в августе стало известно, что театр эвакуируют. Черкасов подчинился. Уезжал он, как и другие артисты, практически налегке, так как был уверен, что скоро вернется.

В Новосибирске Черкасов создал концертную бригаду артистов Театра имени А.С. Пушкина и отправился с гастролями на корабли Балтийского флота. Таких выступлений было немало. Вот рассказ лишь об одной из поездок в ноябре 1942 года.

«В сопровождении истребителей военный самолет с артистами на бреющем полете пересек линию фронта и благополучно приземлился в Ленинграде. Черкасов знал многое об условиях блокадной жизни города из рассказов матери, сестры и других очевидцев. Но разве можно было вообразить все те муки, которые выпали на долю ленинградцев, и то беспримерное мужество, которое они проявили! — писал Юрий Герасимов в книге, посвященной Черкасову. — С болью в сердце смотрел Черкасов на закрашенный купол Исаакиевского собора, па зияющие глазницы полуразрушенных домов, а особенно — на изнуренных людей, которые в перерывах между артобстрелами куда-то медленно, с трудом брели в сумерках короткого дня по пустынным и холодным, но еще бесснежным улицам…

Приезд артистов с Большой земли воспринимался защитниками Ленинграда как счастливое предзнаменование, совпавшее к тому же с известиями об окружении армии Паулюса под Сталинградом и о советском наступлении на Центральном фронте. Бригаду Черкасова всюду встречали с огромным воодушевлением. Его самого матросы называли депутатом Балтики. И это было дважды верно».

За эту работу в блокадном Ленинграде все артисты были награждены медалью «За оборону Ленинграда».

Блокада Ленинграда не обошла стороной его семью: она отняла у Черкасова старшую дочь, которая погибла в осажденном городе в 1942 году вместе с дедушкой — тестем Черкасова.

В апреле 1943 года актера вы-звали в Алма-Ату для съемок к фильме «Иван Грозный», к которой приступил Сергей Эйзенштейн. Это был последний фильм выдающегося режиссера, который он так и не успел завершить.

26 февраля 1947 года за исполнение главной роли в фильме Черкасову было присвоено звание народного артиста СССР. Всего в биографии Николая Черкасова пять Сталинских премий. Поэтому его называли любимым актером Сталина, и это сыграло трагическую роль в его судьбе в годы «оттепели». Ему всё реже предлагали роли в кино.

Правда он всё же снимается. В марте 1956 года — в главной роли в фильме Григория Козинцева «Дон Кихот». В 1962-м воплотил образ академика Фёдора Дронова в фильме «Всё остается людям».

Но больше в эти годы он работал в театре. Однако и здесь без проблем не обошлось.

В 1964 году, когда в Пушкинском театре начались сокращения, одной из первых в списке оказалась жена Николая Константиновича — Нина Николаевна. Черкасов возмущается, ходит по инстанциям, доказывает, что его жена прекрасная актриса и может еще играть. Но его не слушают. Тогда Черкасов выдвигает ультиматум — если увольняют жену, то пусть сокращают и его. Конечно, он был уверен, что это заставит руководство пойти на компромисс. Но тогдашний главный режиссер подписал заявление Николая Константиновича об уходе.

Оставшись не у дел, через два года великий артист скончался. По уровню популярности, всенародной любви и того вклада, который внес Черкасов в развитие советского киноискусства, он как никто был достоин того, чтобы его похоронили в Некрополе мастеров искусств. Однако руководство города не дало такого разрешения и потребовалось вмешательство председателя Совмина Алексея Николаевича Косыгина.

Как рассказывают очевидцы, похороны Николая Черкасова были одними из последних в Ленинграде, когда люди стояли плотной стеной по обеим сторонам Невского проспекта от Пушкинского театра до Александро-Невской лавры.

В своих мемуарах Юрий Герасимов писал об этих днях:

«14 сентября 1966 года Ленинград мгновенно облетело известие о смерти Черкасова, и город был охвачен глубокой скорбью. Стало очевидно и бесспорно: умер великий артист.

Гроб с его телом был установлен на сцене Театра имени А.С. Пушкина — его родного театра. На красной бархатной подушке лежали два ордена Ленина и три ордена Трудового Красного Знамени. Звучала траурная музыка, а в нее вплетались любимые Черкасовым мелодии — так дирижер Е. Мравинский прощался со своим другом.

С площади Островского траурный кортеж медленно двинулся к Александро-Невской лавре. На Невском проспекте было остановлено движение. Тысячи ленинградцев пришли проводить в последний путь любимого артиста».

В июле 1970 года имя Черкасова было присвоено одной из улиц Ленинграда, а в 1975 году на могиле артиста установили уникальный памятник работы друга Николая Черкасова — скульптора Михаила Константиновича Аникушина. Артист изображен в своем домашнем любимом кресле и вопреки хрестоматийному правилу о том, что сидячая поза — поза покоя, аникушинский Черкасов изображен в динамике — будто готов встать и идти.


Ксения КИРИЛЛОВА

Все права защищены. © 2008-2017